Вторичная гипогаммаглобулинемия

Актуальность и методы коррекции вторичной гипогаммаглобулинемии в клинической практике

Вторичная гипогаммаглобулинемия

1. Bruton O.C. Agammaglobulinemia. Pediatrics 1952 Jun; 9 (6): 722–8.

2. Furst D.E. Serum immunoglobulins and risk of infection: how low can you go? Semin Arthritis Rheum 2009 Aug; 39 (1): 18–29.

3. Orange J.S., Grossman W.J, Navickis R.J., Wilkes M.M. Impact of trough IgG on pneumonia incidence in primary immunodeficiency: A meta-analysis of clinical studies. Clin Immunol 2010 Oct; 137 (1): 21–30.

4. Oscier D., Dearden C., Eren E., Erem E., Fegan C., Follows G., et al. Guidelines on the diagnosis, investigation and management of chronic lymphocytic leukaemia. Br J Haematol 2012; 159: 541–64.

5. Ravandi F., O'Brien S. Immune defects in patients with chronic lymphocytic leukemia. Cancer Immunol Immunother 2006 Feb; 55 (2): 197–209.

6. Morrison V.A. Infectious complications of chronic lymphocytic leukaemia: pathogenesis, spectrum of infection, preventive approaches. Best Pract Res Clin Haematol 2010 Mar; 23 (1): 145–53.

7. Raanani P., Gafter-Gvili A., Paul M., Ben-Bassat I., Leibovici L., Shpilberg O. Immunoglobulin prophylaxis in hematological malignancies and hematopoietic stem cell transplantation. Cochrane Database Syst Rev 2008 Oct; 8 (4): CD006501

8. Orange J.S., Hossny E.M., Weiler C.R., Ballow M., Berger M., Bonilla F.A., et al. Use of intravenous immunoglobulin in human disease: a review of evidence by members of the Primary Immunodeficiency Committee of the American Academy of Allergy, Asthma and Immunology. J Allergy Clin Immunol 2006 Apr; 117 (4 Suppl): S525–53.

9. Freeman J.A., Crassini K.R., Best O.G., Forsyth C.J., Mackinlay N.J., Han P., et al. Immunoglobulin G subclass deficiency and infection risk in 150 patients with chronic lymphocytic leukemia. Leuk Lymphoma 2013 Jan; 54 (1): 99–104.

10. Nucci M., Anaissie E. Infections in patients with multiple myeloma in the era of high-dose therapy and novel agents. Clin Infect Dis 2009 Oct 15; 49 (8): 1211–25.

11. Ludwig H., Zojer N. Supportive care in multiple myeloma. Best Pract Res Clin Haematol 2007 Dec; 20 (4): 817–35.

12. Chapel H.M., Lee M., Hargreaves R., Pamphilon D.H., Prentice A.G. Randomised trial of intravenous immunoglobulin as prophylaxis against infection in plateau- phase multiple myeloma. The UK Group for Immunoglobulin Replacement Therapy in Multiple Myeloma. Lancet 1994; 343 (8905): 1059–63.

13. Avivi I., Stroopinsky D., Katz T. Anti-CD20 monoclonal antibodies: beyond B-cells. Blood Rev 2013; 27 (5): 217–23.

14. Kano G., Nakatani T., Yagi K., Sakamoto I., Imamura T. Complicated pathophysi- ology behind rituximab-induced persistent hypogammaglobulinemia. Immunol Lett (2014) 159(1–2):76–8.

15. Cooper N., Davies E.G., Thrasher A.J. Repeated courses of rituximab for autoimmune cytopenias may precipitate profound hypogammaglobulinaemia requiring replacement intravenous immunoglobulin. Br J Haematol (2009) 146(1): 120–2.

16. De La Torre I., Leandro M.J., Valor L., Becerra E., Edwards J.C., Cambridge G. Total serum immunoglobulin levels in patients with RA after multiple B-cell deple- tion cycles rituximab: relationship with B-cell kinetics. Rheumatology 2012; 51 (5): 833–40.

17. Levy R., Mahevas M., Galicier L., Boutboul D., Moroch J., Loustau V., et al. Profound symptomatic hypogammaglobulinemia: a rare late complication after rituximab treatment for immune thrombocytopenia. Report of 3 cases and systematic review of the literature. Autoimmun Rev 2014; 13 (10): 1055–63.

18. Makatsori M., Kiani-Alikhan S., Manson A.L., Verma N., Leandro M., Gurugama N.P., et al. Hypogammaglobulinaemia after rituximab treatment-incidence and outcomes. QJM 2014; 107 (10): 821–8.

19. Miles S.A., McGratten M. Persistent panhypogammaglobulinemia after CHOP- rituximab for HIV-related lymphoma. J Clin Oncol 2005; 23 (1): 247–8.

20. Nishio M., Endo T., Fujimoto K., Sato N., Sakai T., Obara M., et al. Persis- tent panhypogammaglobulinemia with selected loss of memory B cells and impaired isotype expression after rituximab therapy for post-transplant EBV- associated autoimmune hemolytic anemia. Eur J Haematol 2005; 75 (6): 527–9.

21. Kelesidis T., Daikos G., Boumpas D., Tsiodras S. Does rituximab increase the incidence of infectious complications? A narrative review. Int J Infect Dis 2011; 15 (1): e2–1.

22. Casulo C., Maragulia J., Zelenetz A.D. Incidence of hypogammaglobulinemia in patients receiving rituximab and the use of intravenous immunoglobulin for recurrent infections. Clin Lymphoma Myeloma Leuk 2013; 13 (2):106–11.

23. Cabanillas F., Liboy I., Pavia O., Rivera E. High incidence of non-neutropenic infections induced by rituximab plus fludarabine and associated with hypogammaglobulinemia: a frequently unrecognized and easily treatable complication. Ann Oncol 2006; 17 (9): 1424–7.

24. Imashuku S., Teramura T., Morimoto A., Naya M., Kuroda H. Prolonged hypogam- maglobulinemia following rituximab treatment for post transplant Epstein-Barr virus-associated lymphoproliferative disease. Bone Marrow Transplant 2004; 33 (1): 129–30.

25. Lim S.H., Zhang Y., Wang Z., Esler W.V., Beggs D., Pruitt B., et al. Maintenance rituximab after autologous stem cell transplant for high-risk B-cell lymphoma induces prolonged and severe hypogammaglobulinemia. Bone Marrow Transplant 2005; 35(2): 207–8.

26. van Vollenhoven R.F., Emery P., Bingham C.O. III, Keystone E.C., Fleischmann R.M., Furst D.E., et al. Long-term safety of rituximab in rheumatoid arthri- tis: 9.5-year follow-up of the global clinical trial programme with a focus on adverse events of interest in RA patients. Ann Rheum Dis 2013; 72 (9): 1496–502.

27. Zaja F., Volpetti S., Chiozzotto M., Puglisi S., Isola M., Buttignol S., et al. Long-term follow-up analysis after rituximab salvage therapy in adult patients with immune thrombocytopenia. Am J Hematol 2012: 87 (9): 886–9.

28. Arnold D.M., Dentali F., Crowther M.A., Meyer R.M., Cook R.J., Sigouin C., et al. Systematic review: efficacy and safety of rituximab for adults with idiopathic thrombocytopenic purpura. Ann Intern Med 2007: 146 (1): 25–33.

29. Storek J., Dawson M.A., Storer B., Stevens-Ayers T., Maloney D.G., Marr K.A., et al. Immune reconstitution after allogeneic marrow transplantation com- pared with blood stem cell transplantation. Blood 2001; 97: 3380–9.

30. Storek J., Ferrara S., Ku N., Giorgi J.V., Champlin R.E., Saxon A. B-cell reconstitution after human bone marrow transplantation: recapitulation of ontogeny? Bone Marrow Transplant 1993; 12: 387–98.

31. Small T.N., Keever C.A., WeinerFedus S., Heller G., O’Reilly R.J., Flomenberg N. B-cell differentiation follow- ing autologous, conventional, or T-cell depleted bone marrow transplantation: a recapitulation of normal B-cell ontogeny. Blood 1990; 76: 1647–56.

32. Burns D.M., Tierney R., ShannonLowe C., Croudace J., Inman C., Abbotts B., et al. Memory B-cell reconstitution following allogeneic haematopoietic stem cell transplantation is an EBV-associated transformation event. Blood 2015; 126 (25): 2665–75.

33. Marie-Cardine A., Divay F., Dutot I., Green A., Perdrix A., Boyer O., et al. Transitional B-cells in humans: characterization and insight from B lymphocyte reconstitution after hematopoietic stem cell transplantation. Clin Immunol 2008; 127: 14–25.

34. Matsue K., Lum L.G., Witherspoon R.P., Storb R. Proliferative and differentiative responses of B cells from human marrow graft recipients to T-cell-derived factors. Blood 1987; 69: 308–15.

35. Saliba R.M., Rezvani K., Leen A., Jorgensen J., Shah N., Hosing C., et al. General and virus-specific immune cell reconstitution after double cord blood transplantation. Biol Blood Marrow Transplant 2015; 21 (7): 1284–90.

36. Maury S., Mary J.Y., Rabian C., Schwarzinger M., Toubert A., Scieux C., et al. Prolonged immune deficiency following allogeneic stem cell transplantation: risk factors and complications in adult patients. Br J Haematol 2001; 115: 630–41.

37. Matsue K., Lum L.G., Witherspoon R.P., Storb R. Proliferative and differentiative responses of B cells from human marrow graft recipients to T-cell-derived factors. Blood 1987; 69: 308–15.

38. Velardi A., Cucciaioni S., Terenzi A., Quinti I., Aversa F., Grossi C.E., et al. Acquisition of Ig isotype diversity after bone marrow transplantation in adults. A recapitulation of normal B-cell ontogeny. J Immunol 1988; 141: 815–20.

39. Ringhoffer S., Rojewski M., Dohner H., Bunjes D., Ringhoffer M. T-cell reconstitution after allogeneic stem cell transplantation: assessment by measurement of the sjTREC/betaTREC ratio and thymic naive T-cells. Haematologica 2013; 98: 1600–8.

40. Mackall C.L., Hakim F.T., Gress R.E. T-cell regeneration: all repertoires are not created equal. Immunol Today 1997; 18: 245–51.

41. Sullivan K.M., Kopecky K.J., Jocom J., Fisher L., Buckner C.D., Meyers J.D., et al. Immunomodulatory and antimicrobial efficacy of intravenous immunoglobulin in bone marrow transplantation. N Engl J Med 1990; 323: 705–12.

42. Bass E.B., Powe N.R., Goodman S.N., Graziano S.L., Griffiths R.I., Kickler T.S., Wingard J.R. Efficacy of immune globulin in preventing complications of bone marrow transplantation: a metaanalysis. Bone Marrow Transplant 1993; 12: 273–82.

43. Wolff S.N., Fay J.W., Herzig R.H., Greer J.P., Dummer S., Brown R.A., et al. High-dose weekly intravenous immunoglobulin to prevent infections in patients undergoing autologous bone marrow transplantation or severe myelosuppressive therapy: A study of the American Bone Marrow Transplant Group. Ann Intern Med 1993; 118: 937–42.

44. Winston D.J., Antin J.H., Wolff S.N., Bierer B.E., Small T., Miller K.B., et al. A multicenter, randomized, double-blind comparison of different doses of intravenous immunoglobulin for prevention of graft-versus-host disease and infection after allogeneic bone marrow transplantation. Bone Marrow Transplant 2001; 28: 187–96.

45. Raanani P., Gafter-Gvili A., Paul M., Ben-Bassat I., Leibovici L., Shpilberg O. Immunoglobulin prophylaxis in hematopoietic stem cell transplantation: systematic review and meta-analysis. J Clin Oncol 2009; 27: 770–81.

46. Buser A., Stern M., Arber C., Medinger M., Halter J., Rovo A., et al. Impaired B-cell reconstitution in lymphoma patients undergoing allogeneic HSCT: an effect of pretreatment with rituximab? Bone Marrow Transplant 2008; 42: 483–7.

47. Schmidt-Hieber M., Schwarck S., Stroux A., Ganepola S., Reinke P., Thiel E., et al. Immune reconstitution and cytomegalovirus infection after allogeneic stem cell transplantation: the important impact of in vivo T-cell depletion. Int J Hematol 2010; 91: 877–85.

48. Kalwak K., Gorczyńska E., Toporski J., Turkiewicz D., Slociak M., Ussowicz M., et al. Immune reconstitution after haematopoietic cell transplantation in children: immunophenotype analysis with regard to factors affecting the speed of recovery. Br J Haematol 2002; 118: 74–89.

49. Gluckman E., Traineau R., Devergie A., Esperou-Bourdeau H., Hirsch I. Prevention and treatment of CMV infection after allogeneic bone marrow transplant. Ann Hematol 1992; 64 (suppl): A158–161.

50. Winston D.J., Ho W.G., Lin C.H., Bartoni K., Budinger M.D., Gale R.P., Champlin R.E. Intravenous immune globulin for prevention of cytomegalovirus infection and interstitial pneumonia after bone marrow transplantation. Ann Intern Med 1987; 106: 12–8.

51. Winston D.J., Ho W.G., Lin C.H., Budinger M.D., Champlin R.E., Gale R.P. Intravenous immunoglobulin for modification of cytomegalovirus infections associated with bone marrow transplantation. Preliminary results of a controlled trial. Am J Med 1984; 76: 128–33.

52. Graham-Pole J., Camitta B., Casper J., Elfenbein G., Gross S., Herzig R., et al: Intravenous immunoglobulin may lessen all forms of infection in patients receiving allogeneic bone marrow transplantation for acute lymphoblastic leukemia: A pediatric oncology group study. Bone Marrow Transplant 1988; 3: 559–66.

53. Cordonnier C., Chevret S., Legrand M., Rafi H., Dhédin N., Lehmann B., et al. Should immunoglobulin therapy be used in allogeneic stem-cell transplantation? A randomized, double-blind, dose effect, placebo-controlled, multicenter trial. Ann Intern Med 2003; 139: 8–18.

54. Goldstein G., Rutenberg T.F., Mendelovich S.L., Hutt D., Oikawa M.T., Toren A., Bielorai B. The role of immunoglobulin prophylaxis for prevention of cytomegalovirus infection in pediatric hematopoietic stem cell transplantation recipients. Pediatr Blood Cancer 2017 Jul; 64 (7). DOI: 10.1002/pbc.26420

55. Ljungman P., Engelhard D., Link H., Biron P., Brandt L., Brunet S., et al. Treatment of interstitial pneumonitis due to cytomegalovirus with ganciclovir and intravenous immune globulin: experience of European Bone Marrow Transplant Group. Clin Infect Dis 1992; 14: 831–5.

56. Boeckh M. The challenge of respiratory virus infections in hematopoietic cell transplant recipients. Br J Haematol 2008 Nov; 143 (4): 455–67.

57. Tomblyn M., Chiller T., Einsele H., Gress R., Sepkowitz K., Storek J., et al. Guidelines for preventing infectious complications among hematopoietic cell transplantation recipients: a global perspective. Blood Marrow Transplant 2009 Oct; 15 (10): 1143–238.

58. Rand K.H., Gibbs K., Derendorf H., Graham-Pole J. Pharmacokinetics of Intravenous Immunoglobulin (Gammagard) in Bone Marrow Transplant Patients. J Clin Pharmacology 1991; 31: 1151–54.

59. Cowan J., Cameron D.W., Knoll G., Tay J. Protocol for updating a systematic review of randomised controlled trials on the prophylactic use of intravenous immunoglobulin for patients undergoing haematopoietic stem cell transplantation. BMJ Open 2015 Aug 21; 5 (8): e008316. DOI: 10.1136/bmjopen-2015-008316

60. Data on file. CSL Behring

Том 18, № 3 (2019)

https://doi.org/10.24287/1726-1708-2019-18-3
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License. ISSN 1726-1708 (Print)ISSN 2414-9314 (Online)

Источник: https://www.hemoncim.com/jour/article/view/271

Агаммаглобулинемия: описание болезни и симптомы

Вторичная гипогаммаглобулинемия

На сегодняшний день исследование наследственных заболеваний является значительной отрасль в науке и медицине. При этом необходимо отметить, что многие заболевания из данной категории не подвержены лечению как таковому, а лишь пожизненной терапии для смягчения проявлений. В качестве примера подобного недуга можно привести агаммаглобулинемию.

Что такое агаммаглобулинемия

Врожденный дефект иммунной защиты, который выражается низкий уровнем содержания в крови гамма-глобулинов, получил название агаммаглобулинемия. Стоит также отметить, что в медицинской практике подобное нарушение организма может называться болезнью Брутона и наследственной гипогаммаглобулинемией в зависимости от формы заболевания.

Агаммаглобулинемию возможно выявить уже в первые месяцы жизни ребенка, когда лечащий врач наблюдает повторное заражение инфекциями, вызывающие:

  1. отит;

  2. синусит;

  3. пневмонию;

  4. пиодермию;

  5. менингит;

  6. сепсис.

Агаммаглобулинемия поражает следующие органы и человеческие внутренние системы:

  • легкие и бронхи;
  • оболочка головного мозга;
  • органы, входящие в ЛОР-систему;
  • желудочно-кишечный тракт.

В результате проведенных исследований было доказано, что данное заболевание возникает из-за повреждения гена, который отвечает за образование в человеческом организме В-клеток. Иными словами, данное заболевание представляет собой некую мутацию на клеточном уровне, которая ведет к неправильному формированию основных систем организма.

Стоит также отметить и тот факт, что на сегодняшний день принято выделять три разновидности данного наследственного недуга:

  • агаммаглобулинемия, имеющая сцепку с X-хромосомой, – подвержены исключительно мальчики;
  • аутосомно-рецессивная спорадическая агаммаглобулинемия швейцарского типа может быть диагностирована у обоих полов в равном процентном соотношении;
  • агаммаглобулинемия, которая не только имеет сцепку с X-хромосомой, но и совмещена с низкой выработкой гормона роста. Данная форма представляет собой весьма редкий вид заболеваний, диагностирующийся только у мужчин.

Симптомы агаммаглобулинемии у детей и взрослых

Как уже отмечалось, агаммаглобулинемия может быть диагностирована у младенцев при повторном возникновении гнойно-воспалительных заболеваний. Также существуют и другие симптомы, относящиеся к данному заболеванию:

  1. боли в мышцах;

  2. головная боль;

  3. общая слабость;

  4. нарушения сна;

  5. высокая температура и озноб;

  6. снижение уровня аппетита или его полная потеря;

  7. гнойные выделения из носа или рта.

Процесс лечения любого заболевания будет длительным, даже если речь идет о самой легкой форме простуды. Подобный факт должен сразу же насторожить не только врача, но и пациента. Таким образом, следует сразу же обратиться в больницу и пройти соответствующие обследования.

Как проходит диагностика агаммаглобулинемии?

При возникновении подозрения на данное наследственное заболевание пациент получает направление к профильному специалисту – иммунологу, который и должен будет провести необходимые исследования для подтверждения диагноза.

В целом, процесс диагностики включает в себя:

  • выявление симптомов при клиническом осмотре;
  • проведение анализов крови, в том числе углубленный для исключения других заболеваний, связанных с иммунодефицитом – ВИЧ, краснуха, токсоплазмоз.

И после того, как наследственный характер и тип заболевания будет подтвержден, врач иммунолог начинает составлять индивидуальную программу лечения.

Лечение агаммаглобулинемии

Агаммаглобулинемия не может быть полностью вылечена, поскольку это генетическое заболевание. Иными словами, единственный вариант, который могут предложить врачи, – заместительная и поддерживающая терапии, которые сглаживают симптоматику и предоставляют возможность более качественного уровня жизни.

Таким образом, заместительная терапия будет нужна в течение всей жизни человека. Он должен принимать антителосодержащие препараты, а также профилактические лекарственные средства, которые в своем составе содержат иммуноглобулин.

Осложнения при агаммаглобулинемии

Необходимо понимать, что во многом сохранение здоровья и благоприятные прогнозы при данном заболевании зависят от того, когда оно было диагностировано и своевременно были ли назначено необходимое лечение.

Если же агаммоглобулинемия была выявлена в более зрелом возрасте, то прогнозы далеки от благоприятных.

Так, на фоне регулярных инфекционных заболеваний у пациентов могут развиться аутоиммунные или онкологические болезни, что на фоне изначально низкой иммунной системы становится почти неподдающимся лечению.

Кроме того, достаточно большое число пациентов с диагностированной агаммаглобулинемией погибают в результате инфекционно-токсического шока.

Источник: https://medvisor.ru/articles/allergii/agammaglobulinemiya-opisanie-bolezni-i-simptomy/

Агаммаглобулинемия

Вторичная гипогаммаглобулинемия

Агаммаглобулинемия – это наследственно обусловленное заболевание, при котором развивается тяжелый первичный иммунодефицит (дефект иммунной защиты организма) с выраженным снижением уровня гамма-глобулинов в крови.

Проявляется болезнь обычно в первые месяцы и годы жизни ребенка, когда начинают развиваться повторные бактериальные инфекции: отит, синусит, пневмонии, пиодермии, менингит, сепсис. При обследовании в периферической крови и костном мозге практически отсутствуют сывороточные иммуноглобулины и B-клетки.

Лечение агаммаглобулинемии заключается в пожизненной заместительной терапии.

D80 Иммунодефициты с преимущественной недостаточностью антител

Агаммаглобулинемия (наследственная гипогаммаглобулинемия, болезнь Брутона) – врожденный дефект гуморального иммунитета, обусловленный мутациями в геноме клеток, что приводит к недостаточности синтеза B-лимфоцитов.

В результате нарушается образование иммуноглобулинов всех классов, и их содержание в крови резко снижается вплоть до полного отсутствия, развивается первичный иммунодефицит. Низкая реактивность иммунной системы приводит к развитию тяжелых повторных гнойно-воспалительных заболеваний ЛОР-органов, бронхов и легких, желудочно-кишечного тракта и мозговых оболочек.

Болезнь Брутона встречается исключительно у мальчиков и наблюдается примерно у 1-5 человек из миллиона новорожденных, независимо от расы и этнической группы.

Агаммаглобулинемия

X-сцепленная форма наследственной агаммаглобулинемии возникает вследствие повреждения одного из генов X-хромосомы (расположен на Xq21.3-22.2). Этот ген ответственен за синтез фермента тирозинкиназы, участвующего в процессе образования и дифференцировки B-клеток.

В результате мутаций этого гена и блокировки синтеза брутоновской тирозинкиназы нарушается формирование гуморального иммунитета.

При агаммаглобулинемии молодые формы (пре-B-клетки) присутствуют в костном мозге, а их дальнейшая дифференцировка и поступление в кровеносное русло нарушена.

Соответственно, выработка всех классов иммуноглобулинов практически не производится, и организм ребенка становится беззащитным при проникновении болезнетворных бактерий (чаще всего это стрептококки, стафилококки и синегнойная палочка).

Сходный механизм нарушений отмечается и в случае с другой формой наследственной агаммоглобулинемии – сцепленной с X-хромосомой и недостаточностью гормона роста. Аутосомно-рецессивная форма развивается в результате мутации нескольких генов (µ-тяжелых цепей, гена λ5/14.

1, гена адапторного белка и гена сигнальной молекулы IgА).

Выделяют три формы наследственной агаммаглобулинемии:

  • сцепленная с X-хромосомой (85% всех случаев врожденных гипогаммаглобулинемий, болеют только мальчики)
  • аутосомно-рецессивная спорадическая швейцарского типа (встречается у мальчиков и девочек)
  • сцепленная с X-хромосомой и недостаточностью гормона роста агаммаглобулинемия (встречается крайне редко и только у мальчиков)

Сниженная реактивность гуморального иммунитета при агаммаглобулинемиях приводит к развитию повторных гнойно-воспалительных заболеваний уже на первом году жизни ребенка (как правило, после прекращения грудного вскармливания – в 6-8 месяцев).

При этом защитные антитела от матери в организм ребенка уже не поступают, а свои иммуноглобулины – не вырабатываются. К 3-4 летнему возрасту воспалительные процессы переходят в хроническую форму со склонностью к генерализации.

Гнойная инфекция при агаммаглобулинемии может поражать различные органы и системы.

Со стороны ЛОР-органов нередки гнойные гаймориты, этмоидиты, отиты, причем гнойный отит чаще развивается на первом году жизни ребенка, а синуситы – в 3-5 лет. Из заболеваний бронхолегочной системы наблюдаются повторные бронхиты, пневмонии, абсцессы легкого.

Часто встречается поражение желудочно-кишечного тракта с упорной диареей (поносами), вызванной хроническим инфекционным энтероколитом (основные возбудители – кампилобактерии, лямблии, ротавирус).

На кожных покровах обнаруживается импетиго, микробная экзема, рецидивирующий фурункулез, абсцессы и флегмоны.

Нередким бывает поражение глаз (гнойные конъюнктивиты), полости рта (язвенные стоматиты, гингивиты), костно-мышечной системы (остеомиелиты, гнойные артриты).

В целом клиническая картина агаммаглобулинемии характеризуется сочетанием общих симптомов, наблюдаемых при гнойной инфекции (высокая температура тела, озноб, боли в мышцах и головная боль, общая слабость, нарушение сна и аппетита и т. д.

) и признаков поражения конкретного органа (кашель, одышка, затруднение носового дыхания, гнойное отделяемое, диарея и т. п.).

Любое инфекционное и соматическое заболевание у больного иммунодефицитом протекает тяжело, длительно и сопровождается осложнениями.

Тяжелое течение агаммоглобулинемии может осложняться развитием менингита, вирусного энцефаломиелита, поствакцинального паралитического полиомиелита, сепсиса.

На фоне заболевания повышена вероятность развития аутоиммунных и онкологических заболеваний. Гибель пациентов часто наступает от инфекционно-токсического шока.

При клиническом осмотре пациента врачом аллергологом-иммунологом выявляются признаки гнойно-воспалительного поражения того или иного органа (ткани) и симптомы, подтверждающие сниженную реактивность иммунной системы: гипоплазия миндалин, уменьшение периферических лимфатических узлов. Выражены и признаки отставания в физическом развитии ребенка.

Лабораторное исследование крови выявляет выраженное снижение уровня иммуноглобулинов в иммунограмме (IgA и IgM < 20 мг/дл – снижение в сто раз, IgG < 200 мг/дл – в десять раз) или их полное отсутствие.

В периферической крови обнаруживается глубокий дефицит B-клеток (менее 1%), в костном мозге практически отсутствуют плазмоциты. Что касается клеточного иммунитета, то содержание T-лимфоцитов может быть в норме.

При гистологическом исследовании лимфоидной ткани герминативные (зародышевые) центры и плазматические клетки отсутствуют.

Дифференциальная диагностика наследственной агаммаглобулинемии проводится с другими первичными и вторичными иммунодефицитными состояниями (генетическими нарушениями, ВИЧ и цитомегаловирусной инфекцией, врожденной краснухой и токсоплазмозом, злокачественными новообразованиями и системными нарушениями, иммунодефицитом вследствие интоксикации лекарственными препаратами и др.).

Необходима пожизненная заместительная терапия антителосодержащими препаратами. Обычно используется введение внутривенного иммуноглобулина, а при его отсутствии – нативной плазмы от здоровых постоянных доноров.

При впервые установленном диагнозе агаммаглобулинемии заместительное лечение проводится в режиме насыщения до достижения уровня иммуноглобулина IgG выше 400 мг/дл, после чего при отсутствии активного гнойно-воспалительного процесса в органах и тканях можно переходить к поддерживающей терапии с введением профилактических доз препаратов, содержащих иммуноглобулины.

Любой эпизод бактериальной гнойной инфекции, независимо от локализации воспалительного процесса, требует проведения адекватной антибактериальной терапии, которая выполняется одновременно с заместительным лечением.

Чаще при агаммаглобулинемии используются антибактериальные средства из группы цефалоспоринов, аминогликозидов, макролидов, а также антибиотики пенициллинового ряда.

Продолжительность лечения при этом в несколько раз превышает стандартную при данном заболевании.

Симптоматическое лечение проводится с учетом конкретного поражения того или иного органа (промывание околоносовых пазух носа антисептиками, выполнение вибрационного массажа грудной клетки и постурального дренажа при бронхитах и пневмониях и т. д.).

Если агаммаглобулинемия обнаружена в раннем возрасте до наступления тяжелых осложнений, и адекватная состоянию пациента заместительная терапия начата своевременно, возможно сохранение нормального образа жизни в течение многих лет.

Однако в большинстве случаев диагностика наследственных нарушений гуморального иммунитета осуществляется слишком поздно, когда уже развились необратимые хронические гнойно-воспалительные заболевания органов и систем организма.

В этом случае прогноз при агаммаглобулинемии неблагоприятный.

Источник: https://www.KrasotaiMedicina.ru/diseases/immune/agammaglobulinemia

Доктор Дмитриев
Добавить комментарий